Украина

Премьер-лига

Клебер: «Игорь Суркис – лучший президент среди всех, кого я знал»

Валерий ПРИГОРНИЦКИЙ

2019-06-24 17:24

Экс-нападающий киевского «Динамо» Клебер дал большое интервью, в котором рассказал немало интересного и об украинском периоде своей карьеры. 

– Помните день, когда вы были по-настоящему счастливы в Украине?
– Таких дней на самом деле было немало. Это мое первое чемпионство в 2004 году. Мой первый Кубок Украины в 2005 году, когда в финале выиграли у «Шахтера». Отложилась в памяти презентация в январе 2004-го, потому что помимо меня представляли еще много новичков (Мариса Верпаковскиса, Перицу Огненовича, Эдгараса Чеснаускиса, Сергея Корниленко и Руслана Бидненко – авт.). Естественно, дебют в Лиге чемпионов – выездной матч с «Трабзонспором» в квалификации после домашнего поражения 1:2. Весь второй тайм играли вдесятером из-за удаления Родольфо, но удержали победу (2:0). Затем был прерванный матч с «Ромой» на «Стадио Олимпико» (при счете 1:0 в пользу «Динамо», после чего нам засчитали техническую победу 3:0 – попадание предмета в голову судьи Андерса Фриска – ред.)! Перед глазами первый мяч в футболке «Динамо» (в ворота «Оболони» в апреле 2004-го. «Динамо» победило 2:0 – авт.). Я пережил много приятных моментов в Украине!

– Как думаете, за что вас должны помнить украинцы?
– За преданность, мужество и ответственность. Я никогда не отлынивал от черновой работы. Я всегда был профессионалом до мозга костей. Возможно, болельщики помнят финал Кубка Украины с запорожским «Металлургом», когда я со сломанным носом забил победный гол. Не знаю, как в Украине, но в Бразилии такие моменты болельщики очень ценят и любят игроков за такую мужественность.

– Считаете, ваша карьера в «Динамо» вышла максимально эффективной? В Киеве вы относились к футболу с максимальной серьезностью?
– Бесспорно, могла сложиться успешнее. Я пришел в «Динамо» 20-летним парнем. Я не имел за спиной футбольной мудрости, был горяч и совершал необдуманные поступки. Если бы пришел в «Динамо» с «головой», с багажом и опытом жизни, не сомневаюсь, что достиг бы гораздо большего. Спокойствие и рассудительность приходят только с возрастом. Однако были и другие факторы против меня. Язык, например. Сегодня бразильцам в Украине адаптироваться в разы проще. В первой половине 2000-х еще не было айфонов, соцсетей, функции «перевода» в телефоне и других облегчающих опций.

– Какие матчи со своим участием вспоминаете?
– Игры и забитые мячи «Шахтеру». Забивать «Шахтеру» было особенно приятно, это же «классико»! И мне это удавалось сделать не раз, как в чемпионате, так и в финале Кубка Украины, например, когда мы победили 2:1.

Я любил эти схватки, потому что люблю дух борьбы, соперничества, настоящих мужских битв. И «Динамо» чаще удавалось выходить победителем в тех матчах. Мы завоевывали больше титулов, брали трижды кряду Кубок Украины. У нас был ощутимый перевес над «Шахтером» в очных схватках.

Конечно, отдельной строкой нужно выделить игры с «Реалом» и весь групповой этап ЛЧ-2004/05. Это было что-то безумное. Мы набрали 10 очков, но не вышли из группы. Как же было больно! Одна встреча в Леверкузене перечеркнула три победы в группе.

– Почему вы не забивали в Лиге чемпионов?
– Не хочу, чтобы это выглядело оправданием, но мне и вправду катастрофически не везло. Во встрече с «Реалом» я накрутил двух защитников, вывалился на ударную позицию, но Касильяс сотворил невероятный сэйв, вытащив мяч из угла. Против «Байера» я выскочил на рандеву с голкипером, обыграл его и ударил в перекладину. Это чистый нефарт, и ничего больше.

– У вас были авторитеты в «Динамо»?
– Конечно. Я безмерно уважал Сашу Шовковского. Человечище! Истинный лидер коллектива. И прекрасный вратарь. Тот же Ребров, который вернулся в «Динамо». У него была блестящая история в киевском клубе, его и Шевченко знал весь мир. Замечательный человек, между прочим. И не только они. В Киеве судьба свела меня со многими прекрасными людьми.

– Родольфо считает, что самым сильным игроком в «Динамо» был Белькевич. Кто, по-вашему?
– Шовковский! Белькевич идет сразу за ним!

– Нагрузки, с которыми столкнулись в «Динамо», были самыми тяжелыми в вашей карьере?
– На тот момент – да. Физический фундамент и вправду преобладал над техническими упражнениями. Сегодня все иначе. Появилась информационная свобода, границы стерлись, и методики подготовки в разных уголках мира и командах стали очень похожи. Все обмениваются опытом, проходят тренировочные курсы и стажировки. Тот, кто хочет учиться и совершенствоваться, имеет все возможности для этого. А тогда в «Динамо» еще были тренировки, характерные для команд Восточной Европы, где базу составляла «физика». Что для бразильцев было немного непривычным и тяжелым.

– Вам комфортнее было играть в атаке одному или с партнером?
– С партнером. Мне кажется, я хорошо сочетался в дуэте с Шацких. Максим был очень настырным и результативным нападающим. Мне нравился Марис Верпаковскис, но, к сожалению, мы мало поиграли вместе – у него возникли свои игровые трудности.

Самым интеллигентным и тонким нападающим был Артем Милевский. Бог наградил его уникальными футбольными характеристиками. Мало того что Милевский был техничным, так его природа снабдила таким телосложением, что выиграть единоборство защитникам у него было очень сложно, не говоря о уже высочайшем игровом интеллекте. Но если говорить об идеальном партнере, я выберу Максима Шацких!

– Кто из тренеров «Динамо» оказал наибольшее влияние на вас?
– Я уважаю всех, с кем работал в Киеве. Но, конечно, наилучшие отношения у меня сложились с Сабо. Он заботился обо мне как отец. И не только обо мне, обо всех бразильцах. Он пытался избавить нас от лишних проблем, понимал, насколько нам трудно в Украине. Он входил в положение! Я не встречал таких наставников, имею в виду человеческие качества, как Сабо. Удивительный человек!

– А как тренер?
– Он отлично разбирался в тактике. Видно, что у Сабо большое игровое прошлое. Он пользовался авторитетом и уважением. Это крайне важная черта для тренера. Тренер должен иметь авторитет, чтобы руководить группой футболистов, особенно с разной ментальностью. Сабо это умел делать как никто другой. Он умел управлять группой из 30 человек, что очень важно в ежедневной работе. Он – тренер-отец. Это человек, который заботился о своих подопечных и говорил не только на футбольные темы, но и вникал в жизненные дела. Я очень любил и уважаю Сабо!

– Расскажите о драке, из-за которой Пеев покинул команду.
– В любом коллективе такие вещи случаются. Нам, бразильцам, попавшим в незнакомый мир, было крайне трудно в Украине в плане адаптации. Намного сложнее, чем хорватам, сербам, румынам и болгарам, чьи языки хоть как-то схожи с русским. Выучить русский язык бразильцам нереально. Английского мы не знали. В плане коммуникации мы были изолированы.

Напряжения в группе неизбежно возникают, ибо изо дня в день мы находимся вместе на тренировках, ведем конкуренцию, никто не хочет уступать. Это обычная практика в любом клубе, где много иностранцев с разной культурой. Каждый хочет завоевать свое место.

По поводу Пеева. Он для меня остался человеком, которого я очень люблю и уважаю. Драка возникла из-за того, что я был вспыльчив и горяч. Он тоже молод. Слово за слово, и сцепились. Но я не злюсь на Пеева – наоборот, уважаю его как профессионала и как человека.

– Сабо встал на вашу защиту?
– По поводу случившегося во время тренировки, считаю, что не я был не прав. Не я выступил зачинщиком махача. Никто не думал, что дойдет до такого. Конечно, это было не лучшее решение.

Вместо эмоциональной драки можно было разрулить ситуацию словесно. Также не считаю, что Пеев ушел из «Динамо» из-за меня. У него были другие неразрешенные ситуации с руководством, не знаю, ладил ли он с тренером, но он точно не покинул клуб из-за Клебера. К сожалению, заварушку мы устроили знатную и решили вопрос между собой не лучшим образом.

– Репутация бунтаря... Считаете ли вы себя таким?
– В какой-то мере. Но больше это было по молодости. Я не отрицаю, что сложный человек по характеру. Но таким меня сделала жизнь. Жизнь в Бразилии. Я знаю, что в многих странах жизнь отнюдь не сахар, но вы не представляете, насколько трудной она может быть в Бразилии и через что порой приходится проходить. У меня были по-настоящему трудные детство и юность. И, конечно, это наложило отпечаток на мой характер. Знаю, что чаще всего оказывался не прав. И этого не скрываю! Но я работал над собой в этом вопросе и, считаю, с годами стал намного мягче и терпимее.

– Михайличенко, Буряк, Демьяненко, Лужный, Семин. С кем у вас не заладились отношения?
– Со всеми были абсолютно нормальные. Я уважал всех без исключения! Если при ком-то я не играл, то по большей части из-за двух операций на мениске. Ни о ком не могу сказать плохого слова. Чего-чего, а конфликтов с наставниками в «Динамо» у меня не возникало. Они с пониманием относились ко мне. Если возникали какого-то рода проблемы, то только из-за меня.

– Кто был вашим лучшим другом (не бразильцем) в «Динамо»?
– Флорин Чернат! Тепло с нами общались Айила Юссуф и Бадр Эль-Каддури. Гавранчич и Саблич тоже присоединялись к нашей группе. Среди украинцев ближе всех общался с Шовковским, Ребровым и Шацких.

– С шахтеровскими бразильцами дружили?
– До переезда в Украину я был знаком с Фернандиньо. Мы с ним выиграли молодежный ЧМ-2003. Кстати, он забил победный гол испанцам в финале. Поэтому в Украине, конечно, мы близко общались. Поддерживал связь с Матузалемом и Брандао.

– Кто вас восхищал в «Шахтере» как игрок?
– Матузалем! Он был самой заметной фигурой «Шахтера». Фернандиньо стал прогрессировать позже и в ранге лидера «Шахтера» обосновался на поле после ухода Матузалема, когда я уже покинул Украину. Во многом именно благодаря Фернандиньо «Шахтер» выиграл Кубок УЕФА.

– Еще одна яркая фигура того времени – Элано Блумер. В «Шахтере» он играл не так ослепительно, как в сборной Бразилии на ЧМ-2010.
– Как же я мог забыть об Элано! Это же мой близкий друг! Мы воссоединились в «Гремио» и, конечно, вспоминали украинские времена. Великий игрок! Элано не скрывает, что в Украине и наполовину не показал того, что умел.

Он столкнулся с проблемами в личной жизни. После переезда в Донецк он развелся с женой из-за того, что она ушла к другому мужчине. Его карьере в Донецке помешали нефутбольные факторы. Он был в подавленном состоянии из-за развода и не мог сконцентрироваться на футболе. А вот после «Шахтера» он реализовался в полной мере – поиграл в «Манчестер Сити», «Галатасарае», стал ведущим исполнителем в сборной на ЧМ-2010, принес немало пользы «Гремио».

– Яя Туре помните?
– Конечно! Он играл в донецком «Металлурге»! Правда, я хорошо помню его по Украине.

– Связка Родольфо – Родриго устрашала противников?
– Два поистине великолепных защитника. Только вот пик их карьер, к сожалению, пришелся не на «Динамо». У Родриго годы в Бразилии были намного успешнее, чем в Украине. Родольфо адаптировался чуть лучше, чем Родриго. Но и его лучшие годы прошли в России.

С Родриго я общаюсь и по сей день, мы всегда видимся в отпуске. Родриго сожалеет о том, что мало поиграл в «Динамо» и Европе из-за своего раздолбайства. С его слов, он не ценил время и предоставленные возможности. Ему казалось, что все идет так, как должно идти. Только с годами приходит осознание, что можно было добиться большего, если разумно отдаваться делу.

– Почему карьера Карлоса Корреа после «Динамо» в Бразилии не сложилась?
– С Корреа я потерял связь и истинную причину назвать не могу. Возможно, из-за травм или, может быть, из-за личных обстоятельств. В его случае лучшие годы прошли именно в «Динамо». Хотя в Бразилии к нему положительное отношение.

Он – профессионал, вел правильный образ жизни, не замечен в скандалах. (После аренд в «Атлетико Минейро» и «Фламенго» Корреа безуспешно пытался закрепиться в «Палмейрасе» и «Португезе», основательно посидел в запасе в «Форталезе» (2014-17), сейчас на контракте в «Итуано». Интересно, разговоры о его натурализации в Украине и вправду имели место быть? – ред.)

– В 2007 году Игорь Суркис не захотел вас отпускать, и вы переподписали контракт. Почему, если вы хотели покинуть «Динамо»?
– На тот момент – нет. Я провел хороший сезон и желал остаться в «Динамо». К тому же мне предложили контракт на гораздо лучших условиях. Но вскоре я получил серьезную травму, и мне пришлось лечь на операционный стол. Восстанавливался я в Бразилии. Много чего произошло за это время. «Крузейро» изъявил желание меня купить. Суркис вступил в непростые переговоры, и к общему знаменателю пришли только после того, как «Крузейро» отдал «Динамо» Гильерме. Это был обмен, который всех устроил – нас, игроков, руководство и обе стороны.

– Опишите Игоря Суркиса как президента.
– Замечательный президент! Справедливый и честный человек. Он тепло относился не только к Клеберу, но и ко всем бразильцам. Суркис делал все возможное, чтобы упростить и сделать приятнее нашу жизнь в Киеве. Он хотел, чтобы мы как можно быстрее адаптировались. Мы же банально не могли купить еды в супермаркете из-за незнания языка! Мы не понимали кириллицу. Это сейчас никаких проблем – есть социальные сети, умные смартфоны и так далее. Все это упрощает жизнь на чужбине... Я поиграл во многих клубах и, положа руку на сердце, могу заявить, что Игорь Суркис – лучший президент среди всех, кого я знал!

– Что больше всего удивило в Киеве?
– База киевского «Динамо». Я и близко не мог подумать, что в Украине могут быть такие условия! Это сейчас в Бразилии имеют представление о «Динамо» и «Шахтере». Чтоб вы понимали, тогда никто даже не слышал о существовании такого клуба, как «Шахтер». Только о «Динамо», да и то вскользь, и только потому, что «Динамо» (Киев) играл в Лиге чемпионов и был на первых ролях в Советском Союзе.

Сейчас, конечно, все уже знают и о «Шахтере», но тогда. Я был шокирован тренировочным центром, бассейнами, полями, отелем. И удивлен гостеприимством украинцев!

– Самое нелепое, что с вами произошло в Киеве?
– Я пришел в январе 2004-го. Все шло неплохо, пока не отправился в июне в Бразилию. В момент отпуска мою квартиру обчистили под ноль – все было разодрано и разорвано, кухня разбита. Отыскали даже надежно спрятанный сейф. Его вскрыли паяльной лампой, забрали всю наличку. Ко всему угнали еще и машину («Инфинити», помнится – ред.). Я был разбит и хотел уехать из Украины, но Суркис убедил остаться в «Динамо». Поэтому я и говорю, что так как он заботился о футболистах, никто не заботится!

– Нашли злодеев?
– Нет.

– А что за история с похищением вашей матери накануне игры с «Туном»?
– Эта история произошла в Бразилии. О похищении мне сообщили, когда мы прилетели в Швейцарию. Это классическое похищение с целью выкупа, коих в Бразилии очень много. К счастью, полиция сработала оперативно, и в течение дня мою маму нашли.

– В Украине безопаснее, чем в Бразилии?
– В криминальном плане – да! Если не считать этого ограбления и угона машины, я больше ни с чем таким не сталкивался. В Украине не убивают людей среди белого дня, как в Бразилии. По крайней мере, я не видел. (Уместная оговорка – ред.) В Бразилии это сплошь и рядом. В городе, где я рос («город труда» Осаску – де-факто пригород Сан-Паулу, как говорится, входит в конурбацию. Именно что город пролетариата, отсюда и привходящие обстоятельства – ред.), убийства в ежедневной сводке новостей. Я своими глазами их видел! Да, в Украине есть экономические проблемы, но нет такого насилия, как в Бразилии. Моя же страна утопает в этом.

– Тем не менее, по индексу счастья бразильцы одни из первых в мире, а Украина входит в число депрессивных стран...
– Это все из-за климата. В Бразилии круглогодично светит солнце, всегда тепло, поэтому люди ежедневно улыбаются и выглядят счастливыми. Для счастья многого не нужно. В Украине полгода тепло, полгода ужасная погода, холода.

Бразильцы влюблены в футбол, в разные фестивали, праздники. Мы любим веселиться и жить моментом, не думая о трудностях. Оттого бразильцы и такой счастливый народ. Но я очень уважаю украинцев. У вас свои плюсы. Вы – образованный народ в сравнении с Бразилией. У вас больше уважают людей и нет такого уровня преступности.

– Диого Ринкон признался, что познал сполна ночную жизнь Киева и превратился в алкозависимого человека. Вы кутили в клубах?
– Не скажу, что я белый и пушистый. Я тоже вкусил ночной жизни Киева. Мне как любому 20-летнему парню тоже хотелось веселья и наслаждений. Я нередко заходил в ночные клубы, чтобы отдохнуть, развлечься. Но я знал меру и не просиживал там до утра. И никогда не шел в клуб накануне игр. Только после или в выходной день. Мне нравилось крутить романы с украинскими девушками. На тот момент я был свободен и мог позволить себе развлечься. Это было круто! Украинские девушки нереально красивые!

– «Палмейрас», «Крузейро», «Гремио», «Васку да Гама», «Куритиба». Вам интересно было путешествовать по разным штатам Бразилии?
– Я играл в клубах, которые представляли самые крупные города страны, столицы штатов. И я благодарен всем этим командам, потому что везде пережил счастливые моменты, где-то меньше, где-то больше.

– Где было приятнее всего находиться?
– В «Крузейро» и «Палмейрасе». В этих двух клубах я стал любимцем местной торсиды. Преимущественно благодаря выступлениям в этих коллективах я получил признание во всей Бразилии.

– Что за нешуточный конфликт у вас разгорелся с Луисом Фелипе Сколари, едва ли не самым уважаемым тренером во всей Бразилии?
– В Бразилии существуют такие вещи, которых вы никогда не встретите в Украине. В «Динамо» толерантная, терпимая и лояльная торсида. В Бразилии все иначе. Здесь от любви до ненависти один шаг. И если что-то идет не так, то торсида может угрожать игрокам, заявляться на тренировки, бить машины, а иногда и самих игроков.

Торсида «Палмейраса» – самая безумная. Чуть что, они навязывают свои взгляды руководству, игрокам, угрожают. Однажды наш полузащитник Жоао Витор накануне игры с «Фламенго» был атакован полутора десятками болельщиков «Палмейраса». Его избили. Это случилось за день игры. Мы всем коллективом приняли решение не ехать на тот матч. Мы были напуганы и шокированы поведением своих же фанов. И попросили руководство разобраться. Нам было страшно ехать в аэропорт, потому что могли атаковать неадекватные фаны.

Фелипао воспротивился этому. Во мне он увидел зачинщика бунта, так как я был лидером и капитаном «Палмейраса». Он посчитал, что я подбил людей не ехать на игру. Это и стало причиной конфликта. Я знаю, что Фелипао – любимец торсиды «Палмейраса», и он просто не захотел портить с ними отношения. В результате крайним стал я. Команда поехала на игру с «Фламенго» – автобусом, к слову, но без меня. Естественно, мне вскоре пришлось покинуть «Палмейрас».

– Кто лучший бразильский тренер?
– Так просто не ответить. В Бразилии если побеждаешь – ты на коне. Уступаешь – тебя спускают в унитаз. Очень трудно пробиться наверх тренерам второго эшелона. Сегодня в Бразилии общепринято, что лучший – Фабио Кариле из «Коринтианса». Но для меня, а я поработал со многими выдающимися наставниками, лучший – Адилсон Батиста, с которым я работал в «Крузейро». С ним мы вышли в финал Копа Либертадорес (где уступили аргентинскому «Эстудиантесу» – авт.).

– Почему вы уехали играть в Штаты, в команду второго дивизиона? И как вам живется-играется в Штатах?
– Во время моих выступлений в «Куритибе» одним из помощников главного тренера был Марсело Серрано. Я с ним в прекрасных отношениях, мы всегда говорили по душам. Как-то я ему заикнулся, что когда-нибудь хотел бы пожить в Соединенных Штатах. И так случилось, что после «Куритибы» он принял юношескую сборной США, а затем возглавил новосозданный клуб «Остин Боулд». Он вспомнил мое желание и поинтересовался, не хочу ли я присоединиться к его проекту.

Хотел я в Штаты еще и затем, чтобы мои дети получили американское образование. Здесь все совпало. Я подписал с командой контракт на два года с возможностью разорвать соглашение в любой момент без штрафных санкций. В случае, если этот проект окажется недееспособным. («Остин Боулд» также пригласил в команду голландца Эдсона Браафхейда, серебряного призера ЧМ-2010. Браафхейд выходил на замену в финале с испанцами – авт.).

Однако я доволен тем, что оказался здесь. Мне нравится неспешный ритм жизни в Техасе, я узнаю американскую культуру, у меня здесь много свободного времени, которое я могу посвятить своей семье. Здесь намного лучше, чем в Бразилии.

– Вы вошли в историю клуба, забив первый мяч на новенькой арене!
– Это отдельная история. Наш президент – фанат футбола с недавних пор. Здесь владельцы клубов крупные бизнесмены и содержат разный бизнес. Наш владелец (Бобби Эпштайн – авт.), когда строил автодром для «Формулы-1», оставил кусок территории для строительства еще какой-то площадки. И когда он решил создать футбольную команду, то на этой площадке возвел небольшой футбольной стадион.

Я не только забил первый гол на новом «Bold Stadium», но и стал автором вообще первого гола команды «Остин Боулд». Я рад войти в историю клуба! Но есть и другие нюансы. Так как наш стадион находится близко к гоночной трассе, вы понимаете, какой шум иногда поднимается. Но это не мешает футболу (смеется).

– Сколько еще планируете поиграть?
– Точно не знаю. В данный момент получаю от игры больше удовольствия, чем получал в Бразилии. Здесь не нужно думать о постоянных проблемах, как в Бразилии, меньше ответственности, меньше внимание публики и прессы. У меня два года контракта с «Остин Боулд». Что будет дальше – посмотрим!

– Чем вы гордитесь больше всего за свою футбольную карьеру?
– Я горжусь тем, что сумел выбиться в футбол из бедного района, где процветали насилие и убийства. Мне удалось поиграть в таких великих клубах, как «Динамо», «Крузейро», «Палмейрас», «Сан-Паулу», «Гремио». Я выходил в Лиге чемпионов, играл против Зидана и Роналдо на «Сантьяго Бернабеу». Моя мечта исполнилась. Я счастлив тем, как сложилась моя карьера. И благодарен всем клубам, в том числе и «Динамо», где получил бесценный опыт выступлений в Лиге чемпионов.

Я много рассказываю своим детям о «Динамо» и хочу в один прекрасный день привезти их в Киев, чтобы рассказать и показать, где играл их отец, сводить на «Олимпийский» на какой-нибудь матч.

– Следите за «Динамо» сегодня?
– Да, и весьма активно. В основном через социальные сети. Ну или через Данило Силву и Че Че. Если получается, смотрю матчи «Динамо» на международной арене. Знаю, что «Динамо» подписало африканского новичка (Джозефа Окоро – авт.). В курсе, что Украина выиграла молодежный чемпионат мира и что костяк этой сборной составляют игроки «Динамо». Это первый такой большой успех в вашей истории, с чем я вас от всего сердца поздравляю. Ваша страна растет в футбольном плане, и это очень радует. Я люблю Украину, и у меня остались самые лучшие воспоминания о вашей стране!

(Еженедельник «Футбол»)

dynamo.kiev.ua